Moire
I believe in Steve Thompson
Повесть о принце Корвине и трех Талисманах
Часть третья

Тема: Хаос. 6-й день + Бонусный день
Темы дня:
1. Все, что есть в Янтаре, отражается в Рэмбе, как в зеркале.
2. Даже в нормальные времена не стоит демонстрировать свою уязвимость.
3. В каждой тайне полным-полно тайн, - сказал он мне. - Я дам тебе знать, если что-то выясню.
Бонусная тема:
5. Я думаю, отец боялся, что мы узнаем о нем или о его прошлом какую-то тайну, которую он тщательно скрывал, и воспользуемся ею в своих целях.

Название: Повесть о принце Корвине и трех Талисманах
Автор: Moire
Автор баннера: RianoneL
Персонажи: Корвин, Шаск, Ринальдо, Вайол, Эрик, Джулиан, Дейрдре, Брэнд, Моэри, эпизодически – вся семья Амбера, Дворкин, Сухэй, Мэндор, новые персонажи
Рейтинг: PG-13
Категория: джен, во второй части гет
Жанр: почти сказочная повесть
Размер: ~ 17500 слов
Дисклеймер: Отказываюсь. Все принадлежит Мастеру
Примечание: Таймлайн - сразу после 5-книжия Мерлина, события Пяти рассказов упоминаются и развиваются
Посвящение:
Дорогая ria! Когда-то, целую вечность назад, ты хотела прочитать историю об Эрике и Корвине. Историю, где они были бы или стали бы друзьями. Я пообещала тебе, но обещанного три года ждут, а ты ждала намного дольше. Рубиновая сказка – для тебя.

~*Marionella*~, дочка, ты была первым слушателем моих сказок, еще когда они не были написаны, а только придуманы. И тебе так понравилась юная героиня моей истории, что ты взяла себе ее имя. И я посвящаю тебе Сапфировую сказку.

Brand Bariman, мой дорогой брат, без тебя этих сказок вообще бы не было. Я писала Изумрудную сказку, думая о тебе. Прими ее в дар. Она твоя.

Необходимые пояснения:
Фанфик является естественным продолжением фиков:
«А в это время в Ребме…»
и «О пользе курения».
В фике использованы идеи, высказанные в разное время членами Амбер-клуба Brandом Barimanом и Дейрдре Амберской.

Рубиновая сказка
Сапфировая сказка
Изумрудная сказка


Окончание.
Начало здесь.
Продолжение здесь.


Изумрудная сказка

Далеко-далеко, в Танцующих горах…
Впрочем, моя история опять не об этом. Пока еще не об этом.


- Тетя Дей, сегодня ты будешь рассказывать сказку?
- Ну, раз твои мама и папа не могут… А какую сказку ты хочешь услышать, Жемчужинка?
- О принце Корвине и его Лабиринте. Как принц Корвин спрятал принца Брэнда от других принцев и от Единорога.
- Это страшная сказка.
- Нет, она веселая!
- Ну, хорошо. Однажды принц Корвин оправился к своему Лабиринту…



Лабиринт Ребмы вымотал меня, и я счел за лучшее не предпринимать никаких действий, пока не высплюсь. Я оглядел место, в котором оказался. Оно выглядело немного не таким, каким я видел его в последний раз, точнее, каким сам его создал. Отпрыск старины Игга разросся в огромное дерево, трава вокруг была мне едва не по пояс. Над линиями моего Лабиринта клочьями висел туман.
А еще я обнаружил предмет, который никак не ожидал здесь встретить. Старый красный шевроле. Отражение, в котором я провел несколько столетий, передавало мне привет. Кажется, что-то об этой машине говорил Люк, помянув при этом какого-то призрака… Неподалеку от автомобиля валялась красно-белая скатерть с остатками пиршества. Я не мог отделаться от ощущения, что площадка с моим Лабиринтом пользуется спросом у землян как место для пикников. Как они попадают сюда, мне неведомо, и мне казалось, что они где-то неподалеку, ненадолго отошли и вот-вот вернутся.
Но спать хотелось зверски. Я осмотрел машину, вытащил из нее плед и вместе с ним отправился спать под дерево.
Несколько часов сна восстановили мои силы. Я положил плед в машину. Владельцы автомобиля, пледа и скатерти так и не вернулись. Я прислушался. Никаких посторонних голосов. Раздумывать над загадкой их исчезновения времени не было, у меня были дела поважнее. Мне предстояло пройти второй Лабиринт за последние несколько часов. Я лишь мог надеяться, что мой собственный окажется ко мне более дружественным, чем тот, что в Ребме, и оставит мне хоть какие-то силы…
… Стоя в центре собственного Лабиринта, я пытался отдышаться, и вдруг ощутил Козырной контакт.
- Корвин?
- Я здесь.
Со мной очень хотел поговорить Эрик. И он, судя по всему, был рассержен.
- Корвин, что происходит?
- А что не так?
- Ты еще спрашиваешь? Я просто хотел напомнить, что Моэри – моя невеста.
- Я не против.
- Ну, конечно. Ты не против. Тогда как ты объяснишь то, что происходило этой ночью?
- А что происходило ночью?
- Хорошо, я тебе напомню. Вчера вечером, когда мы расстались, из моих покоев ты отправился в свои, якобы тебе надо было побыть одному и подумать. Некоторое время спустя я отправился к тебе, но тебя на месте не застал. У Дейрдре тебя тоже не было, и с момента аудиенции в Зеркальной зале она тебя не видела. Я вернулся к твоим покоям. Спросил слуг, где ты. Мне сказали, что ты у Моэри. Хорошо, я отправился к Моэри, решил подождать тебя у дверей. Наверно, то, что происходило у вас, было очень важным, очень интересным и очень завлекательным. Потому что я провел у дверей несколько часов, наблюдал целых две смены стражи, а один раз в покои принесли вино с легкой закуской. Я не выдержал, поинтересовался, может ли Моэри меня принять, раз уж она теперь моя невеста. Мне ответили, что она никого не принимает, включая меня. Я поинтересовался, выходил ли оттуда ты, мне ответили, что ты находишься в ее покоях опять же по ее желанию. Я находился у дверей собственной невесты до глубокой ночи, потом мне это надоело, и я отправился спать. Утром я решил спросить у тебя, что все это значит, но мне сказали, что ты, никого не предупредив и ни с кем не попрощавшись, рано утром отправился к Лабиринту. Я одолжил у Дейрдре твой Козырь, пытался с тобой связаться, но ты не отзывался. Наконец, мне это удалось. И вот я спрашиваю тебя: что происходит?
- Эрик, почему бы тебе не задать тот же вопрос Моэри?
- Я не хочу ее об этом спрашивать. Надеюсь, ты понимаешь, почему.
- А ты все-таки спроси. А еще попроси ее показать письмо нашего отца.
- Какое еще письмо?
- То самое письмо, ради которого она позвала меня к себе. Это очень важное письмо. Я его прочитал, обсудил с Моэри, и, не ложась спать, отправился к Лабиринту. А еще вспомни, что именно Шаск сказал тебе об украшении на твоем мече. В письме отца говорится и об этом. И, если ты не совсем слеп, посмотри, где я сейчас нахожусь.
- Похоже на Лабиринт. Но я его не узнаю. Никогда его не видел.
- Именно. Эрик, я сейчас очень занят. И, возможно, скоро мне понадобится твоя помощь.
- Ладно… не буду тебе мешать.
Эрик прервал контакт.
А теперь мне самому надо кое с кем поговорить. Проблема в том, что у меня не было его Козыря. Пришлось, используя имевшиеся в наличии Козыри, действовать наугад.
Флора отозвалась не сразу. Но я был настойчив.
- Привет, сестренка! Помешал?
- Привет, братик! Да нет, не особо…
Сестра была, как бы это помягче сказать, полуодета.
- У тебя что-то срочное ко мне?
- Очень срочное. Но не к тебе. Ты не могла бы разыскать Ринальдо? Он мне нужен, а его Козыря у меня нет.
- Ох… Ринальдо…
- Я могу подождать, пока ты его ищешь.
- Корвин, я вам нужен?
В поле зрения появился Ринальдо… или Люк. Примерно той же степени полуодетости, что и Флора.
- Я посвящала Ринальдо в подробности нашей генеалогии, - зачем-то принялась оправдываться Флора.
- Я так и понял. Вы можете и дальше изучать нашу генеалогию, я не буду вам мешать. Ринальдо, далеко ли от тебя находится Вервиндль?
- В этой же комнате.
- Ты не мог бы мне его отдать?
Люк вгляделся в меня и в пейзаж вокруг меня и кивнул.
- Вы вернете его мне? – спросил он, передавая меч.
- Не знаю… Будет возможность, верну, не будет… - я пожал плечами.
- До меня дошли слухи, что папу видели живым совсем недавно.
- Я сам его видел живым совсем недавно.
- Значит, меч нужен… папе?
- В каждой тайне полным-полно тайн, - я не хотел его обнадеживать, потому что сам еще не представлял, чем закончится задуманное мною. – Но я дам тебе знать, если что-то выясню.
- Спасибо, Корвин.
- И вот еще что… Я голоден, а там, куда я сейчас направляюсь, что-то съедобное будет найти очень непросто. Ты не мог бы передать мне что-нибудь…
- Подождите.
Люк исчез из поля зрения, послышалась какая-то возня.
- Вот, держите.
Люк передал мне сверток и две фляжки.
- Здесь сыр, вяленое мясо, хлеб, немного фруктов. Во фляжках коньяк и вода.
- Спасибо, Люк. Флора, тебе тоже спасибо.
- Ты снова пускаешься в какую-то опасную авантюру? – спросила молчавшая все это время сестра.
- Как видишь.
- Тогда удачи тебе, Корвин. Всей удачи, какую только сможешь приманить.
Я улыбнулся и прервал контакт.
Вот теперь можно и перекусить. Сидя в центре Лабиринта, я в одиночку попировал, а затем вспомнил детские игры и попытался, по совету Флоры, «приманить удачу». Просто детская шалость, конечно, но удача – это именно то, что было мне сейчас очень и очень нужно. Потому что с этого момента я вступал в новую землю. Буквально.
Я закрыл глаза и попросил Лабиринт отправить меня в самую далекую точку, до которой он смог бы дотянуться. Точку, не находящуюся ни в Амбере, ни в Хаосе, ни в одном из известных Отражений, а вовне, полностью вовне известного мне мира. Я попытался представить, каким может быть это место, задал нужные мне характеристики и почувствовал легкую тошноту. Открыв глаза, я увидел, что нахожусь именно там, где и желал оказаться.
Осколок скалы, твердой как алмаз, плывущий в открытом космосе. Я стоял на относительно ровной площадке скалы и любовался небом. Разноцветные звезды, такие близкие, намного ближе, чем я привык видеть в Амбере или на Земле. Они видимым образом перемещались, меняя рисунок созвездий. Некоторые взрывались сверхновыми, почти ослепляя и оставляя после себя туманные пятна. Целые галактики тоже плыли мимо, меняя форму, сталкиваясь друг с другом, сливаясь в одно целое. Я видел зарождение, развитие и гибель планетных систем, и все это за считанные мгновения.
Я осторожно подошел к обрыву и посмотрел вниз. Там происходило то же самое.
А вот теперь мне снова очень нужна удача.
Я достал колоду и попробовал связаться с Флорой. Отклика не было. Затем по очереди: Дейрдре, Эрик, Ллевелла, Рэндом, Джулиан, Блейз, Бенедикт, Фиона… Козыри молчали. Отлично, именно то, что и нужно. Значит, добраться до этого места и правда непросто. Теперь Козырь Брэнда. Никакого отклика. Вторая попытка. То же самое.
Честно говоря, я надеялся, что Межмирье и место, где я находился сейчас, могут быть как-то связаны, но уверен в этом не был. Мне стало слегка не по себе. Если Брэнд не отзовется, мой план бесполезен.
Я мысленно попросил собственный Лабиринт мне помочь и добился слабого Козырного отклика. Я попытался его усилить.
- Кто здесь? – ну, наконец-то.
- Брэнд, это я, Корвин.
- Ты меня разбудил. Или я все еще сплю? – он выглядел растерянным.
- Не спишь. Ты видишь меня?
- Да. Нечетко, но вижу.
- Я кое-что обещал тебе.
- А, ну да, помню. Коньки и весь мир в придачу.
- Вообще-то я обещал тебе, что помогу совершить побег из твоей темницы.
Брэнд усиленно всматривался во что-то за моей спиной.
- Не знаю, что это за место, - наконец, произнес он, - но оно определенно нравится мне больше, чем то, в котором я нахожусь сейчас.
- Так ты готов?
- Да.
Мгновение – и Брэнд уже стоял рядом со мной на осколке скалы, парящей в пространстве, и округлившимися от изумления глазами обозревал окрестности. Он не спеша обошел площадку, потрогал неровности, осторожно заглянул вниз.
- Место кажется знакомым и незнакомым одновременно, - произнес он, закончив осмотр. - Ты что, действительно стер Изначальный Лабиринт, как я тебе и предлагал?
- Нет. Амбер остался нетронутым. Это совсем другое место.
- Но оно похоже.
- Верно.
Тут он увидел Вервиндль, лежащую на камне позади меня.
- Можно?
- Конечно. Она твоя.
Брэнд осторожно взял Вервиндль, вынул клинок из ножен, провел пальцами по золотому лезвию, прошептал:
- Как мне тебя не хватало…
Я не торопил его. А он, кажется, никуда и не торопился.
Наконец, мой брат с сожалением вложил Вервиндль в ножны и положил на тот же камень, с которого взял.
- Корвин… - сказал он тихо. – Я не понимаю, что ты задумал. Объясни.
- Я хочу, чтобы ты сам догадался, - ответил я. – Количество попыток не ограничено.
- Ладно, попробую, - вздохнул он. - Я помню, что мы с тобой задолжали друг другу дуэль. Я вижу площадку, очень удобную для этого. Твой меч при тебе, а мой ты мне только что вернул. Место очень уединенное, нам никто не сможет помешать. И деваться с этой площадки некуда. Только вот мы с тобой в неравных условиях, и мне это не нравится. Я не о том, что ты всегда фехтовал лучше меня и не о том, что я ослаблен после заключения. В конце концов, кто в поединках обращает внимание на такие мелочи? Я о другом. Ты ведь как-то пришел сюда? И знаешь, как отсюда уйти. А я не знаю. И мне придется остаться здесь и в случае победы, и в случае поражения. Я угадал?
Я кивнул:
- Кое-что угадал. Я ведь действительно намерен уйти и оставить тебя здесь навсегда.
Брэнд помолчал, обдумывая новую информацию.
- Я должен был догадаться, - криво усмехнулся он. – Ты вытащил меня из Межмирья, чтобы сделать своим пленником. Ну, если выбирать между той темницей и этой, то эта мне нравится больше. Может быть, я передумаю. Ты будешь меня навещать? Приносить мне еду и питье? Изредка баловать деликатесами?
- Нет. И не потому, что не хочу. А потому, что, скорее всего, не смогу. Думаю, это наша последняя встреча.
- Значит, вот как все закончится… Я умру от жажды через несколько дней, думая о том, какую красивую могилу мне подарил мой братец, - Брэнд сел, прислонившись к камню на котором лежала Вервиндль, и смотрел теперь на меня снизу вверх. - Может, лучше все-таки дуэль?
- И как ты собираешься выбираться отсюда, если победишь? – я сел рядом с ним.
- Что-нибудь придумаю, - пожал он плечами. - Наверняка у тебя есть с собой какой-нибудь артефакт, за несколько дней-то уж сумею разобраться, как им пользоваться.
Я покачал головой:
- Ничего не получится. Меня отправил сюда мой Лабиринт, он же и заберет меня отсюда. Меня он слушается, а вот тебя – сомневаюсь. У меня есть с собой колода, но в этом месте Козыри не работают, я уже проверил. Откликнулся только твой, но его мы уже использовали.
- Корвин, я могу еще долго гадать. Просто объясни, в чем смысл всего этого, - Брэнд обвел взглядом площадку.
- Смысл очень прост. Ты опасен для мира. И я пытаюсь защитить мир от тебя.
- Тогда почему ты просто не убьешь меня? – усмехнулся он. - Очень простой выход из ситуации, так и напрашивается.
- Я не буду убивать тебя, потому что хочу дать тебе шанс.
- Да какой тут может быть шанс? Если только… если только у тебя нет с собой Талисмана. Но Талисмана у тебя с собой нет. Я это чувствую.
- Талисмана у меня и правда нет. Зато у тебя есть Вервиндль.
Брэнд потянулся за мечом, положил на колени, внимательно осмотрел и пожал плечами.
- Совершенно не понимаю, как Вервиндль может мне помочь. Даже в паре с твоей Грейсвандир.
- Не торопись, брат. Просто вспомни. Ты ведь прошел все наши Лабиринты? Включая Изначальный?
- Да. И не один раз. Правда, мне не всегда давали дойти их до конца, - он покосился на меня.
- Ну, хоть по одному-то разу до конца…
- Прошел все. Зачем тебе это?
- Вервиндль всегда была с тобой?
- Шутишь? Да я с ней почти не расставался!
- Хорошо. А теперь дай-ка ее мне…
Я внимательно рассмотрел рукоять меча, понажимал в разных местах. Есть! Изумруд в золотой оправе скользнул в мою ладонь.
- Корвин, я знаю этот фокус, - с легким раздражением сказал Брэнд. - Еще мальчишкой выяснил, что изумруд можно извлечь, не повредив рукояти. И что?
- Возьми его. Просто возьми и рассмотри внимательно.
Брэнд послушно вгляделся в самоцветный камень.
- Что это? – изумленно воскликнул он через несколько мгновений. – Раньше этого не было!
- Это появилось, когда ты прошел Изначальный Лабиринт. Точнее, все четыре. Но Изначальный ты проходил последним. Думаю, в тот же день ты его и повредил, едва не убив Мартина.
- Я не собирался его убивать, я уже тебе говорил!
- Да не о Мартине речь, я просто хотел напомнить.
- Ладно. Изумруд содержит узор Лабиринта. Теперь что? На него надо настроиться?
- Да. Все точно так же, как и с Талисманом.
Брэнд недоверчиво уставился на меня.
- Корвин, как ты узнал обо всем этом? Ты не похож на книжного червя, копающегося пыльных фолиантах старых библиотек и заброшенных архивов. Ты предпочитаешь свежий воздух. Как ты раскопал эту тайну?
- Тайна сама нашла меня. Существует письмо отца, написанное много лет назад. Оно хранилось в личном архиве Моэри, и вчера я его прочел.
- Узнаю отца, - вздохнул Брэнд. – И понимаю его. Ребма – отличное место, чтобы похоронить что-то важное навечно. Тебе повезло. Я думаю, отец боялся, что мы узнаем о нем или о его прошлом какую-то тайну, которую он тщательно скрывал, и воспользуемся ею в своих целях.
- Эта тайна стоила того, чтобы принять все меры предосторожности, - сказал я. - В письме говорится о младших Талисманах. Если кратко, то суть вот в чем. Изначальный Лабиринт дает три Отражения первого порядка: в Амбере, в Ребме и в Тир-на Ногхт. Изначальный Лабиринт связан с Талисманом. Но оказывается, что вместе с Отражениями Лабиринта существуют и Отражения Талисмана – младшие Талисманы. Один хранился в Амбере, и он до сих пор не проявлен. Второй в Ребме, и он проявлен в полной мере…
- Неужели Сапфир? Тот самый? – перебил меня Брэнд. – Я знал, я чувствовал, что с сестричкой Ллевеллой что-то не так!.. Прости, Корвин. Продолжай, я слушаю.
- Да, тот самый Сапфир… А третий камень, как-то связанный с Тир-на Ногхт, возможно, оттуда же и принесенный столетия назад, ты сейчас держишь в руках. Это и есть твой шанс, братец. Потому что после настройки на него ты сможешь делать с ним практически все то же самое, что и с Талисманом.
Брэнд глубоко вздохнул.
- Корвин, кажется, я тебя недооценивал. Но это и правда лучшее, что ты мог сделать для меня.
- Ну, основную работу проделал ты сам. Просто не знал об этом. Осталось совсем немного: настроиться на камень.
- Угу, - кивнул Брэнд. – Только мне, знаешь ли, надо собраться с силами. Я, видишь ли, немного не в форме. У тебя закурить не найдется?
- Увы, - развел я руками. – Зато есть что перекусить, совсем забыл об этом. Между прочим, стараниями твоего Ринальдо. Это он мне дал.
Я достал сверток, развернул. Пиршество в центре моего Лабиринта, конечно, уменьшило количество съестного, но кое-что я оставил про запас.
- Так ты познакомился с моим сыном? – спросил Брэнд, уминая бутерброд с сыром и запивая водой из фляги.
- Познакомился. Славный мальчик. Вежливый. И заботливый, - я кивнул на содержимое свертка. – Вервиндль тоже он мне передал.
Брэнд расправился со вторым бутербродом, с видимым удовольствием съел кисточку винограда и напоследок захрустел зеленым яблоком. Я терпеливо ждал, когда он закончит.
- Спасибо, Корвин. Я наконец-то стал чувствовать вкус еды, - сказал он, возвращая мне наполовину опустевшую флягу с водой.
- Теперь ты готов?
- Теперь да, - он улыбнулся.
- Ты сам справишься или тебя нужно сопровождать?
- Будет лучше, если ты меня подстрахуешь.
Я почти обреченно вздохнул: мне предстоял уже третий Лабиринт за последние сутки…
… Я благополучно добрался до центра, и Изумруд вытолкнул из себя мое сознание. Брэнд ненадолго отставал от меня, я все время чувствовал, что он рядом. Еще чуть-чуть, и его вытолкнет так же, как и меня. Но время шло, а мой брат все так же неподвижно сидел, уставившись вглубь Изумруда. Я вдруг понял, что он не дышит, давно уже не дышит, и внутренне похолодел.
Вот и все, Корвин, вот и все. Ты надежно защитил мир от своего брата. И даже для очистки своей совести ты дал ему шанс, правда, тот из-за слабости не смог им воспользоваться, ну так то не твоя вина, в конце концов. Ты все равно молодец, и теперь с чувством выполненного долга можешь возвращаться домой. Твоя семья похвалит тебя за проявленное мужество и дальновидность. Вот только в глаза Ринальдо и, что еще важнее, в глаза Дейрдре ты уже никогда не заглянешь, потому что не посмеешь…
А тело твоего брата будет понемножечку высыхать, превращаясь в обтянутый кожей скелет, но этого никто не увидит, зато вокруг него так и будут рождаться и умирать, взрываясь, звезды, отдавая ему честь этим вечным салютом. И правда, красивая получилась могила…
Я отвернулся, не в силах больше смотреть на брата и лихорадочно соображая, что же мне делать дальше. И тут услышал судорожный вдох, перешедший в надсадный кашель. Я бросился к Брэнду.
- Ты меня напугал, - сказал я ему, дрожащими руками отвинчивая крышку фляги с коньяком. – Глотни.
- Спасибо, - ответил он, отдышавшись. – Я и сам испугался. Последний участок оказался тяжеловат, я запаниковал и… в общем, каким-то чудом выбрался.
- За коньяк тоже благодари Ринальдо.
Брэнд улыбнулся.
А мне стало как-то неловко. Кажется, я сделал все. Или не все?
Больше я ничем помочь Брэнду не мог и все же медлил.
Брэнд заметил мое замешательство.
- Корвин, ты можешь уходить, если считаешь, что уже пора. Наверно, дальше я справлюсь сам.
- Я знаю. Но я вовсе не обязан уходить сразу. Может быть, у тебя есть какие-то вопросы. Я отвечу. Или просьбы. Я выполню. Может быть, ты хочешь кому-нибудь что-нибудь передать.
- Вопросы? Просьбы? – переспросил он, вставая и продолжая держать Изумруд в правой руке. – Пожалуй, что и нет. Наверно, так будет правильно: оборвать все связи и начать все заново. Я благодарен тебе за помощь, но я и правда больше ни в чем не нуждаюсь.
Прочертив по небу огненный след, на камень, у которого мы с Брэндом только что сидели, упал комок живого пламени. В следующий момент я понял, что это феникс. Птица несколько раз переступила лапами, устраиваясь на камне поудобнее, взъерошила перья, подняв вокруг себя сноп искр, а затем принялась внимательно разглядывать Брэнда, потом перевела взгляд на меня и снова на Брэнда.
- Ты ко мне? – тихо спросил ее Брэнд. – Я знаю, что ты ко мне.
Он протянул фениксу левую руку:
- Садись.
Птица перелетела на левое запястье моего брата, потом перебралась на плечо и снова вернулась на запястье. Брэнд приблизил левую руку с сидящей на ней птицей к лицу. Они смотрели друг другу в глаза и, казалось, вели безмолвный диалог. Огненная птица отражалась в глазах моего брата, а его рыжие волосы, казалось, вот-вот тоже вспыхнут живым никогда не сгорающим пламенем. Или это уже не казалось? Или мой брат начинал уже гореть? Нет, не гореть… светиться.
- Я понял, - тихо сказал Брэнд, отвечая на какой-то безмолвный вопрос феникса.
- Корвин, - Брэнд теперь смотрел на меня, - тебе надо уйти прямо сейчас. Тебе нельзя здесь больше оставаться.
- Я знаю, - ответил я, но почему-то медлил, продолжая смотреть на Брэнда и его волшебную птицу.
И тут какая-то сила ударила меня, вышвыривая с этого плывущего среди звезд островка, но прежде чем я потерял сознание, я успел заметить, как та же сила, а может быть другая, не менее грозная, подхватила и островок, и Брэнда, и его птицу и начала деловито и безжалостно скручивать их в спираль…
… Я очнулся среди высокой травы. Тело болело, как будто было избито. Я ощупал себя: кости целы. С трудом поднявшись, я обнаружил, что нахожусь рядом со своим Лабиринтом. Значит, вот что меня спасло. Лабиринт. Он успел меня вытащить.
Жив ли Брэнд, я не знал, и не было никакой возможности узнать это. Утешением служило лишь то, что я и правда сделал все, что от меня зависело. Будем надеяться, что Брэнду снова повезло, и он сумел уцелеть.
Теперь надо как-то решить еще одну проблему: что делать с моим Лабиринтом? Уничтожать его я не хочу, а оставлять все как есть просто нельзя.
Одно было ясно: в одиночку я с этой задачкой не справлюсь.
Я достал колоду, пролистал и выбрал Козырь Рэндома. Он долго не желал отзываться, но я был настойчив.
- Корвин, я очень занят, - наконец, откликнулся брат.
- Понимаю. И все же ты мне нужен.
- Слушаю тебя.
- Некоторое время назад, когда я еще готовился стать королем Амбера, ты попросил у меня регентство, и я тебе его пообещал.
- Да. И что?
- Теперь ты король. А мне нужны регентские полномочия.
- Конечно. Но могу я узнать, для чего?
- Чтобы объявить сбор семьи. Здесь, у моего Лабиринта. Есть проблема, первоочередная проблема, и ее надо решить.
- Ты это серьезно?
- Серьезнее не бывает. Помоги оповестить тех, кто в Амбере и его окрестностях. Братьев, сестер, племянников.
- Да, конечно. Правда, сам я не приду. Не могу. Но ты держи меня в курсе.
- Разумеется. И спасибо.
Я прервал контакт.

Общий сбор семьи… Я мог бы по пальцам одной руки пересчитать ситуации, когда он объявлялся. И в последний раз это было перед Битвой за Лабиринт. Конечно, я не был уверен, что отзовутся все. Но надеялся, что большую часть семьи все же удастся собрать.
Первой я вызвал Дейрдре, попросив ее захватить колоду. С прибывшей ко мне сестрички ручьями стекала вода, но ее это нисколько не смущало. Она обняла меня, и насквозь промокших стало уже двое. Одарив меня быстрым поцелуем, сестра энергично взялась за дело.
Флора, вызванная Дейрдре, взяла с собой Люка, а Ллевелла, вызванная мной, – Мартина.
Флора вполголоса сетовала, что пропускает какую-то важную театральную премьеру на Земле, Ллевелла же невозмутимо присоединилась к Дейрдре, начав ей помогать.
Я вызвал Эрика.
- Ну, знаешь! - откликнулся он. – Я собирался объявить семье о своей помолвке, и тут выясняется, что ты придумал для всех более интересное развлечение.
- Ничего страшного, Эрик. Когда все соберутся, ты можешь воспользоваться ситуацией и пригласить на свадьбу сразу всех. Я дам тебе такую возможность.
Эрик, уже стоящий на твердой земле и обильно орошающий почву морской водой, стекавшей с его одежды, поморщился.
- Лучше я сделаю это официально, прислав приглашение каждому лично. А вот колоду я не взял, извини. Еще не добрался до своих покоев в Амбере.
- Кажется, сестрички неплохо справляются и без тебя.
Эрик пожал плечами и отошел.
Люк, увидев, что я закончил разговор с Эриком, решил, что теперь и он может со мной поговорить. К несчастью, именно в это время прибыла Фиона, и тут же решительно направилась ко мне, таща за собой незнакомого мне беловолосого молодого человека. Это было что-то новенькое. Я, кажется, ясно сказал: семейный общий сбор, а не семейный пикник на лужайке в режиме «плюс один». Люк и Фиона подошли ко мне одновременно. И вопросы задали тоже одновременно:
- Ты видел Брэнда? Он жив?
- Вы видели папу? Он жив?
Оба уставились на меня с надеждой, только надежда эта была прямо противоположного свойства. Фиона панически цеплялась за руку бледного молодого человека, опасаясь услышать от меня «да», Люк изрядно волновался, так же опасаясь услышать «нет». Я счел за благо ответить обоим, и ответить честно. По возможности честно.
- Несколько часов назад я видел его живым. Мы поговорили. И я отдал ему Вервиндль. А потом произошла какая-то катастрофа, и я очнулся здесь. Люк, если это тебя утешит, я не видел его мертвым, и он мог уцелеть. Фиона, если это тебя утешит, Брэнда, живого ли, мертвого ли, нет сейчас ни в Амбере, ни в Хаосе и ни в одном из Отражений между ними. Место, где я его оставил, находится вне нашего мира. И если он захочет вернуться, дорога домой займет чертовски много времени и усилий.
- Но шанс, что он вернется, есть? – уточнила Фиона.
- Да. Прости, что разочаровал, Фиона. Мне больше нечего сказать тебе в утешение, Люк.
- Спасибо и на этом, - Люк ушел.
Фиона неприязненно посмотрела вслед племяннику, продолжая сжимать руку молодого человека. А того, казалось, забавляло происходящее. Прибыл Блейз, явно с какого-то пира. Бенедикт – тут и гадать нечего – с очередного сражения. Я был рад увидеть, что его рука регенерировала почти полностью, не хватало лишь кисти. Джерард… Джулиан… Кажется, все в сборе. Не было лишь загадочной Корэл. И Мерлина.
- Кстати, Фиона, кто это с тобой? Он имеет отношение к нашей семье?
- А я все ждал этого вопроса, - ответить за Фиону молодой человек. – Я тоже ваш родственник, в некотором смысле. Я Мэндор, старший брат вашего сына Мерлина.
- Мерлин рассказывал мне о вас, - кивнул я. – Но где он сам?
- Боюсь, он сильно занят неприятностями, свалившимися на его друзей, и не сможет прийти, - ответил Мэндор. – В любом случае, я хотел бы присутствовать здесь как представитель вашего сына, ну и как наблюдатель со стороны Хаоса. В конце концов, Хаос тоже заинтересован в разрешении проблемы, связанной с вашим Лабиринтом.
- Фиона, ты можешь поручиться за Мэндора?
- Да. Наверно. Вполне, - невпопад ответила сестра.
- Если вы обещаете только наблюдать и не вмешиваться, можете остаться. Под твою ответственность, Фиона.
И тут я заметил, что уже некоторое время все молчат и внимательно слушают мой диалог с Мэндором и Фионой. Я решил не тянуть и начал без предисловий:
- Все вы знаете, при каких обстоятельствах я создал этот Лабиринт. Я считал, что наш Лабиринт в Амбере уничтожен, и что у меня просто не осталось другого выбора. Но оказалось, Лабиринт в Амбере уцелел. И теперь в мире существуют два Лабиринта. Блейз, Фиона, вы что-то говорили о такой ситуации. Напомните, пожалуйста.
- По мнению Дворкина, два различных Лабиринта не могут существовать в одной Вселенной, - повторил Блейз когда-то сказанное.
- Но у нас сейчас именно это. Два различных Лабиринта. И одна Вселенная, - сказал я.
- Я говорила о воздействии такой ситуации на наш мир, - сказала Фиона. - О том, что может произойти катастрофа, а может не произойти вообще ничего.
- Катастрофы нет, - ответил я. – Вселенная устояла. Но я бы не сказал, что ничего не происходит. Все знают, что происходит с Замком Амбера. И какие бури прокатываются по Отражениям. Вселенную как будто лихорадит.
- Быть может, она воспринимает твой Лабиринт как чужеродное тело? - предположила Дейрдре.
- Очень на то похоже, - подтвердил я. – Но мой Лабиринт тоже борется за существование. Он пытается распространить свое влияние, создать собственные Отражения. Но ему это не удается.
- Потому что Вселенная сопротивляется этому, - подхватила Флора, - и поэтому ее так лихорадит.
- Мне кажется, - сказал Блейз, - твой Лабиринт как раковая опухоль, прости уж за такое сравнение.
- Значит, ты предлагаешь его уничтожить? – спросил я его.
- Я пока ничего не предлагаю, - ответил Блейз. - Но вот если бы его можно было как-то вырезать… Отделить от Вселенной. Тогда он мог бы дальше развиваться без внешних помех, и сам бы никому не мешал.
- Мысль неплохая, - согласился я с Блейзом. – И я тоже думал об этом. Но возможно ли это сделать?
- Не знаю, - ответил Блейз. – Но можно попробовать.
- И в случае нашей неудачи, - продолжил я мысль Блейза, - или произойдет катастрофа, или не произойдет ничего.
- Всегда есть запасной вариант, - предложила Фиона. – Просто уничтожить Лабиринт.
- Это тоже не так уж и просто, - возразил я. – Потребуется моя кровь. Много моей крови. Я могу не пережить этого.
- Значит, возвращаемся к варианту с отделением Лабиринта от Вселенной, - подвел итог Блейз.
- Конечно, мое мнение ничего здесь не решает, - неожиданно заговорил Мэндор. – Но могу я воспользоваться правом совещательного голоса?
- Разумеется.
- То, что вы хотите сделать, вполне осуществимо. Нужно вырезать это плато целиком, превратить его в летающий остров и придать начальное ускорение. Рано или поздно плато вместе с Лабиринтом покинет нашу Вселенную, и вашему Лабиринту уже ничто не помешает жить своей жизнью и создавать новые Отражения.
- Блейз, ты сможешь это сделать? – спросил я.
- Мне понадобятся усилия всей семьи.
- Так ведь именно для этого я и позвал сюда всю семью. Действуй.
- Ну, если вы все согласны мне довериться…
… Усилий всей семьи и доверия к Блейзу оказалось недостаточно. Плато с Лабиринтом мы вырезали и даже приподняли над поверхностью. Но придать ему то самое изначальное ускорение никак не удавалось. Наши силы таяли с каждой минутой.
- Мэндор, а ты чего стоишь? Помоги нам, - прохрипела Фиона.
- Меня просили не вмешиваться. Я и не вмешиваюсь, - пожал плечами Мэндор.
- Да не до церемоний сейчас! Просто помоги.
- Мэндор, если вы действительно можете помочь нам, сделайте это, - присоединил я свою просьбу к просьбе сестры.
- Могу.
Мэндор послал в полет один за другим три маленьких блестящих шарика, которыми забавлялся все время, пока наблюдал за нашими манипуляциями. Они облетели плато, затем поднырнули под его основание.
- Можете больше не держать, - сказал Мэндор. – Просто отпустите.
Мы так и сделали.
Мэндор прищурился, а затем… просто легонько дунул в сторону плато. И оно поплыло, сначала медленно, а затем все быстрее удаляясь от нас.
Отлично. Просто отлично. Блестящая демонстрация хаосской магии…
После наших манипуляций место, где мы стояли, понизилось на несколько десятков метров. Просто голый блестящий камень. Ни отпрыска старины Игга, ни высокой травы, ни красного шевроле, ни остатков чьего-то пиршества. Мне стало грустно…
- Корвин! – это крикнула Дейрдре. Но почему в ее голосе такой ужас и почему он доносится как бы издалека, хотя она совсем рядом?
Сестра подбежала ко мне, попыталась схватить меня за руку… и ей это не удалось. Ее рука прошла сквозь мою.
- Корвин… Ты таешь. Исчезаешь.
Она повернулась к Мэндору:
- Что ты с ним сделал?
Мэндор засмеялся. В его смехе не было злорадства, он просто смотрел на меня и смеялся, как смеются люди удачной шутке или когда вдруг видят простое решение какой-то, казавшейся неразрешимой, ситуации. Остальные члены семьи застыли, не понимая, что происходит.
- Что ты с ним сделал? – Дейрдре громче повторила вопрос.
- Ничего. Решительно ничего, моя грозная леди, - сквозь смех ответил Мэндор. – Я тут вообще ни при чем. – Мэндор перестал сметься, теперь он лишь улыбался. - То, что вы видите, сотворил сам Корвин, хотя, я вижу, он не понимает, как это у него получилось. Его Лабиринт покидает Вселенную, и вполне естественно, что он забирает своего создателя с собой. Сейчас они неразрывно связаны и пока что очень нуждаются друг в друге.
Мэндор перевел взгляд на меня.
- Кажется, у вас есть поговорка. «Все дороги ведут в Амбер», так ведь? Но ваши собственные дороги, лорд Корвин, всегда будут приводить вас в Хаос, хотите вы того или нет. Даже та, которую вам предстоит построить в ближайшие сотни и тысячи лет. Удачи вам. Встретимся в Хаосе.
- Корвин… - Дейрдре выглядела растерянной. – Я могу быть с ним? Ты можешь отправить меня к нему? – обратилась она к Мэндору.
- Нет. Сейчас это невозможно.
Их голоса становились все тише. Я исчезал для них, а они для меня. Я в последний раз обвел взглядом семью и закрыл глаза, а когда открыл их, то обнаружил себя рядом со своим Лабиринтом.
Я лег на землю, и трава полностью скрыла меня. От кого? Я один. Здесь не от кого прятаться.
Итак, что имеем? Из чего состоит эта новая Вселенная? Моя Вселенная. Есть кусок скалы. И на нем Лабиринт. Отпрыск Иггдрасиля. Старый шевроле с небрежно свернутым пледом внутри. Красно-белая грязноватая скатерть, смотрящаяся тут особенно нелепо. Вечный туман над поверхностью земли, сейчас он как раз скрывает от меня небо. И, кажется, вечные сумерки. А еще мой меч, мой волшебный меч. И, разумеется, я сам.
Я почувствовал себя бесконечно уставшим и понял, что сейчас засну. Мне не хотелось думать, что я буду делать завтра – да и есть ли в таком месте завтра?..
… Когда я проснулся, туман рассеялся. Надо мной светили звезды, крупные и, в отличие от того места, где я оставил Брэнда, спокойные и неподвижные.
Я чувствовал себя отдохнувшим и готовым к свершениям. Может быть, стоит дождаться рассвета и уже тогда… Я засмеялся, поняв, какая глупая мысль пришла мне в голову. Здесь не бывает рассветов. И никогда не будет, если я сам не сотворю солнце. Может быть, выбрать подходящую звезду – вон их сколько – и сделать ее своим солнцем? Нет, понял я, солнце должно быть моим собственным.
Я встал, ощущая необыкновенную бодрость и легкость, и услышал то, чего раньше не слышал. Идя на источник звука, я обнаружил в одном из камней, возвышающийся на краю плато, трещину, из которой вытекал ручеек. Вода, падая с небольшой высоты, разбивалась у подножия камня и утекала прочь. Пока я спал, ручей проложил себе извилистое русло среди травы и терялся где-то у корней Игга-младшего. Я с удовольствием умылся и напился прямо из ладоней. Вода была сладковатой на вкус.
А вот теперь можно приниматься за дела. Как сотворить солнце, если ты никогда раньше этого не делал? Нет, я умел менять Отражения, и в них, случалось, было и не одно солнце, но даже это всегда было изменение уже существующего. А вот творить из ничего… Хотя почему из ничего? У меня же есть Лабиринт!
… Я смеялся от счастья, когда яркая искра, сорвавшись с кончика Грейсвандир, устремилась вверх и вспыхнула в небе – моем небе – новым солнцем – моим солнцем. Надо бы дать ему имя… Или не стоит? Пожалуй, я подожду, когда мою Вселенную заполнят разумные существа – ведь появятся они здесь когда-нибудь? – и дадут имя моему солнцу.
Интересно, а чем сейчас занимается Брэнд? Что-то подсказывало мне, что с ним все в полном порядке, и он строит себе новый дом, так же как и я.
Брэнд… Я недооценивал тебя. Мы все недооценивали. Ты всеми силами пытался достучаться до нас, а мы этого не понимали… Меч, подаренный тебе на совершеннолетие, представлял собой странный союз двух мощных артефактов… Что имел в виду Дворкин, даря тебе такую могущественную вещь, способную свести с ума? Неужели он знал? Безумный старик все знал заранее? Изображение на твоем гербе, которое мы все принимали за падающую звезду, на самом деле означало другое: стремительно летящего по небу феникса. Я понял это только сейчас. А я сам? Встречу ли я когда-нибудь свое волшебное существо? Или буду продолжать творить свой мир в одиночку? И в чем второй, тайный, смысл моего собственного герба? Я – тот, кто превратит Вселенную, состоявшую до меня из двух полюсов, в подобие цветка? Роза миров… Интересная мысль, ее стоит обдумать…
… Я отдыхал в тени Игга-младшего – да, теперь он, освещенный новорожденным солнцем, отбрасывал густую тень, и это тоже было радостно сознавать. Оказалось, что демиурги тоже нуждаются в отдыхе, и это открытие ничуть меня не огорчило.
У меня была Вселенная и целая вечность для ее обустройства…


Эпилог

Далеко-далеко, в Танцующих горах…
Ну вот, самые терпеливые добрались и до Танцующих гор.


Итак, далеко-далеко, в Танцующих горах два лорда играли в шахматы.
- А у него неплохо получается, - заявил лорд Сухэй, вглядываясь в туманное облачко за пределами доски. - - Жаль, что он пока выключен из общей игры.
- Ну еще сотня-другая, ну, третья, лет, и он вернется. - ответил лорд Дворкин, - И вот тогда…
- Мне казалось, ты делал ставку на его старшего брата, - сказал Сухэй. – Почему передумал?
- Он меня слегка разочаровал, - ответил лорд Дворкин. – К счастью, Кларисса родила и младшего сынишку. Да и дочурка ее оказалась очень талантливой.
- Как резво он создает Отражения, - продолжил Сухэй. – Засмотришься. Скоро во Владения Хаоса пожалует новая делегация нежданных гостей.
- А что ты скажешь об этой группе фигур? – спросил Дворкин, указывая на центр доски. – Поможем им?
- Не стоит. Думаю, они и без нас справятся.
- А если не справятся?
- Мэндор проследит, чтобы справились.
- Да, действительно. Справились, - одобрительно кивнул Дворкин.
- С помощью Мэндора, - напомнил Сухэй. – А вот теперь и Корвин вышел из игры. И надолго.
- Но вернется он гораздо более важной фигурой, чем сейчас, - заметил Дворкин. – Может, заранее признаешь мою победу?
- Не торопись. Игра еще в самом разгаре.
Тут Дворкин слегка закашлялся, прочистил горло и произнес:
- Знаешь… А я ведь так и не поблагодарил тебя…
- За что?
- За тот скальный островок в пустоте, что ты когда-то нашел для меня.
- Какие пустяки, Дворкин! – лицо Сухэя тронула легкая улыбка. – Мы же с тобой одна семья!

Конец
запись создана: 29.02.2012 в 04:44

@темы: Амбер, Ребма, Фанфики